Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Петрозаводского городского округа «Средняя общеобразовательная школа №10 с углублённым изучением предметов гуманитарного профиля имени А.С.Пушкина» ult.p [ya] улица Анохина 37а
телефон: (814-2) 78-33-85
Логотип
Администрация Петрозаводского городского округа Возьми ребенка в семью ПетрГУ
Навигация
Дополнительно
Скачать
Архив


 
Проекты учеников
Краткая история храма Александра Невского

Анжела Чалкова, 11 класс
2000-2001 учебный год

3 июня 2000 года в Петрозаводск для освящения храма Александра Невского приезжал патриарх Алексий. Для такого сравнительно маленького города - это, действительно, знаменательное событие. Мы живем в провинции, а она глубока и значима для православных людей, потому что именно в таких местах создавались великолепные храмы, часовни, церкви. Очень часто служители православной церкви уходили в леса для того, чтобы создать красивые иконы. На данный момент почти снято черная "вуаль", которая висела на нас в период Советской власти. Сейчас заходя в храм, мы опять чувствуем первозданную свежесть, видим на стенах чистейшую гамму цветов. Ведь не зря говорят, что основные высоты русской культуры связаны с православием. Еще в Древней Руси в центре города, деревни всегда стояла церковь, ее уничтожение превращало населенный пункт в груду бессмысленных построек, терялся центр притяжения. Каждый закрытый, сожженный храм - это хаос в душе человека. В период Советской власти в подвалах расстреливались священники.

Сейчас опять идет закваска русского духа, поэтому меня заинтересовала история храма Александра Невского.

Я поставила перед собой несколько задач: Узнать:

  1. Историю строительства храма;
  2. Участие храма в социальной жизни Петрозаводска до 1917 года;
  3. Судьбу храма Александра Невского в период Советской власти;
  4. Деятельность храм Александра Невского как кафедрального собора города Петрозаводска.

Конечно, роль церкви в жизни людей нельзя оценивать однозначно. В России церковь всегда была неразрывно связана с центральной властью, церковь учила не замечать недостатки власти. Были случаи, когда священники выступали в роли осведомителей, участвовали в деятельности националистических обществ. Но, несмотря на это, роль церкви в культурном развитии страны нельзя недооценивать: церковь принимала участие в просветительскойи благотворительной деятельности (к концу XIX века 53,6% рабочих были грамотны), обеспечивала сохранность памятников культуры.

Многие служители культа внесли свой вклад в развитие философии. Религия нашла в себе неисчерпаемый источник нравственного совершенствования человека. Как только в семье случалось несчастие, люди шли в церковь за помощью, да и вся страна, если, например, случался голод с надеждой взирала на духовенство.

И именно церковь искала тогда возможность участия различных религиозных организаций, общин и приходов в деле оказания помощи голодающим.

Впервые имя святого благоверного князя Александровича, прозванного Невским, было оглашено на берегу неказистой речки Лососинки в самом начале XVII века. Здесь вездесущий Меньшиков по царской воле заложил завод и православный храм в честь своего патрона Петра Алексеевича Романова.

Приемники Петра I подражали своему предку во всем. По этой причине они держали при себе потомков Меньшикова в качестве своеобразного талисмана и осыпали их милостями, несоразмерными их скромным заслугам. Екатерина II, например, держала при дворе сына Светлейшего и памятуя о заслугах его отца в деле олонецкого железоделания, назвала новый завод, построенный в 1774 году на Лососинке, Александровским, а не Новопетровским.

Николай, авторитетнейшим своим царедворцем считал внука Меньшикова, Сергея Александровича. На предложение назвать Александровским только что отделившийся (в 1826 г.) от Олонецких петербургский чугунолитейный завод, царь повелел именовать его просто Александровским.

Так у Петрозаводского появился столичный завод-тезка. Но здесь имеется одна тонкость: Николай подразумевал при этом не Меньшикова, а своего покойного брата Александра I, поскольку завод строился в его царствование.

Но вернемся на 50 лет назад. Наш Александровский завод к 1777 году постепенно окреп и дал жизнь городу Петрозаводску, снова соединив два имени - Петра и его сподвижника Александра.

Населения прибавилось, и Петропавловская церковь скоро стала тесна даже для Левобережья. Кладбищенская Троицкая, считавшаяся с начала XIX века заводской, тоже не соответствовала приходу Зареки-Голиковки. Выход был один - строить церкви. Так возле старой Петропавловской встала новая Воскресенская, а недалеко от Троицкой в 1808 году была заложена новая каменная во имя Александра Невского и в честь здравствующего монарха Александра 1.

По доброй Российской традиции, крупные предприятия и учреждения страны имели свои храмы. Они сами строили их, несли бремя расходов по содержанию, а все это окупалось духовным служением священника, без которого любой земной труд утрачивает логическую взаимосвязь начала и конца.

Кроме добровольных пожертвований заводчане согласились на ее строительство отчислять по 2 копейки с каждого заработанного рубля. Для лучшей организации строительных работ при заводе была создана специальная комиссия по построению храма, в распоряжение которой поступили собранные средства. В строительстве принимали участие горожане всех сословий и крестьяне близлежащих деревень, которые были задействованы на поставках сырых материалов. Кроме того принимали участие и крестьяне из других губерний, в расписке от 12 мая 1826 года указывается: "Я, нижеподписавшийся крестьянин Ярославской губернии Яков Михайлов за конку получил денег 70 рублей".

По моим подсчетам в архиве, около 160 расписок - от крестьян, рабочих и мещан, 50 расписок - от купцов и военных, но, что самое удивительное, не было помощи ни от одного помещика, и от помещичьих крестьян, примерно в четыре раза меньше, чем от государственных. К 1811 году уже был выведен фундамент, но вскоре стало ясно: размеры заложенного храма явно недостаточны, место постройки тоже было выбрано неудачно.

Нужен был новый проект просторного молитвенного дома. Горный начальник (кстати, тоже Александр) Фуллон во время одной из регулярных поездок в столицу был представлен своему соотечественнику (Фуллон по отцу - француз) - императорскому архитектору Августу (Огюсту) Рикару, известному под псевдонимом Монферран. Тот в это время был обременен очень ответственным делом - строительством главного российского собора Исаакиевского. Дела его шли не гладко. При несомненном таланте рисовальщика и архитектора, он оказался неважным инженером - и конструктивные просчеты его проекта, уже утвержденного императором, грозили большим скандалом и отставкой.

Покровительствовавший Монферрану генерал-лейтенант А.Бетанкур дал возможность оставшемуся на время не у дел архитектору принять участие в новом строительстве. Чтобы не навлечь на себя монарший гнев, Бетанкур позволил архитектору работать анонимно, а авторство Монферрана (ярмарочный комплекс и Спасский собор) в Нижнем Новгороде было установлено только через 70 лет. Тогда был найден оригинал проекта собора для главной торговой площади — ярмарки на три тысячи прихожан и сметой стоимостью около 200 тысяч рублей.

Как раз в разгар работы над этим собором к архитектору и обратился Фуллон с просьбой составить проект заводской церкви.

Весной 1819 года Монферран передал ему копии с чертежей нижегородской церкви, подписав их уже своим именем. Скорее всего, он сделал это, будучи уверенным в безупречности проекта, который мог поддержать его пошатнувшуюся репутацию.

То, что в Петрозаводске оказался именно этот проект (см. Приложение №1) можно утверждать на основании выводов монографии о Монферране. Они доказали, что зодчий в России создал только два проекта культовых зданий: питерский Исаакиевский собор и собор в Нижнем Новгороде. По этой же причине проект для Петрозаводска оказался в явном несоответствии с задачей строительства заводской церкви максимум на 1500 человек. И самое главное - он не соответствовал сумме в 20 тысяч рублей, которой в тот момент располагал завод.

Конечно же, Монферран и сам понимал это - и по просьбе заводчан пообещал сделать необходимые поправки к удешевлению строительства. Но свое обещание он выполнить не успел. Поэтому к приезду Александра-1 в Петрозаводск в августе 1819 года в числе прочих заводских проектов императору были предоставлены и чертежи Монферрана.

Александр нашел проект слишком помпезным. "С проверки завода Император возвращался на квартиру и изволил просматривать представленные горным начальником сведения и план предполагавшейся к сооружению заводской церкви. На вопрос Государя: "Где эта церковь строится и какими средствами?" - Фуллон отвечал, что церковь предположено соорудить на месте, назначенном на плане, и что на постройку ее мастеровые жертвуют из своего жалования по 2 копейки с рубля. Но Александр Павлович не одобрил тогдашнего плана церкви сказав: "Каждое здание должно быть у места и соответствовать употреблению и нуждам", и заметил: "Эта церковь не может быть привычна городу Петрозаводску."

Однако, несмотря на это, он выразил Филлону свое удовольствие и вечером 7 августа Высочайше соизволил пожаловать его кавалером ордена Святой Анны 2-ой степени, он поддержал мысль о необходимости сооружения храма и пообещал выделить из казны 30 тысяч рублей ассигнациями.

Исходя из этих реалий, горный департамент привлек к строительству архитектора Вильяма Гесте, шотландца, строившего в 1803-1807 г.г. филиалы Олонецких заводов на Ижоре (Колпино).

Из переписки Гесте и Фуллона, которую они вели по-английски, явствует, что за основу двух своих проектов Гесте взял церкви, построенные вдоль Царскосельской дороги. По указанию Екатерины II, еще в 1782-1785 г.г. села Кузьмино, Федоров Посад, Пулково и Славянка были украшены небольшими храмами. Их автор - знаменитый итальянский архитектор Джакондо Кваренги (См. Приложение №2). Гесте одну из церквей скопировал с Благовещенской церкви села Кузьмино, которую в письме он особенно рекомендовал для Петрозаводска, подчеркивая ее высокие художественные достоинства и благородную простоту. Только с целью удешевления шотландец предложил заменить купол четырехскатной кровлей колоннаду вокруг алтарной апсиды. Кроме того, к началу XIX века церковь была несколько перестроена. Позднее, с ведома самого Кваренги у Кузьминской церкви была надстроена над портиком колоколенка.

Второй вариант церкви Гесте тоже разработал на основе кваренгиевских проектов. Им было предложено продолговатое здание примерно 7*15 саженей с куполом высотой около 10 саженей и с 12-ю окнами.Только, в отличие от Кваренги, Гесте разместил две колокольни не по бокам от западного портика, а по продольной оси здания, по обеим сторонам от купола. Так по крайней мере получается из подробного описания всех сметных затрат на строительство: блокировать две колокольни диаметром две с половиной сажени при ширине портика шесть с небольшим саженей, по меньшей мере, странно. При этом как раз и получаются те самые "ослиные уши" двух колоколен, которые так критиковали искусствоведы в церквах Федоровского Посада и Пулково.

Судить о деталях сейчас очень трудно, однако вряд ли храм Гесте отличался выразительным силуэтом. Иначе, зачем Фуллон, получив оба проекта, вполне соответствующие имеющимся суммам, вдруг решил заказать еще один? И поступил, кстати, на редкость прозорливо, сориентировав исполнителя на пока еще не собранную сумму сто тысяч рублей. Так в конкурсе принял участие еще один талантливый архитектор горного ведомства - Александр Иванович Постников. Еще в 1812 году по его проекту на углу Лиговки и Обводного канала была возведена высокая колокольня для Воздвиженского Собора. По отзывам специалистов "формы ее относительно мелки, но превосходно согласованы и контур чуден". В 1822 году Постников представил свой вариант. Тогда же все три проекта были переплетены в одну книгу и пошли по инстанциям.

Поскольку церковь была не обычной приходской, а ведомственной, казенной, последнее слово было за министерством финансов. И через два года, после многочисленных согласований и утверждений министр дал согласие на строительство, отдав предпочтение проекту Постникова. (См. Приложение №3)

Слов нет, Монферран создал замечательный, но чересчур грандиозный проект, осуществленный лишь в Нижнем Новгород, Кваренги ориентировался на скромную сельскую церковь с приходом тысяча человек (письмо Гесте). Но посниковский проект, осуществленный к 1828 году был той золотой серединой, которая примирила все требования к храму - и по количеству прихожан, и по художественным достоинствам, и по денежным затратам, часть из которых в конечном итоге взяла на себя казна. В 1832 году церковь была освещена.

Первым священником церкви Александра Невского стал Иоаков Васильевич Васильевский, рукоположенный 31 января 1826 года Преосвященнейшим Серафимом, митрополитом Санкт-Петербургским и Новгородским. Отец Иаков был очень образованным человеком: он окончил Новгородскую семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию, имел ученую степень кандидата богословских наук.

Заказ на иконы для Александро-Невской церкви получил в 1829 году художник Александр Чижов. Причем писать их он должен был не по старинным канонам - тамперой на липовых досках, а на обычном холсте маслом. И заказаны были не оригинальные творения, а копии икон лучших столичных церквей. Свой подряд Чижов выполнил в оговоренный срок - и к концу лета все 52 иконы были упакованы в несколько ящиков и приготовлены к отправке в Петрозаводск. Перевести их Петербурга предполагалось традиционным водным путем, для чего была зафрахтованасойма петрозаводского мещанина Сохина.

12 сентября сойма вышла в норовистое осеннее Онего. Несколько часов судно ходко шло вдоль западного берега озера, за островом Гломянным показались на горизонте дымные султаны заводских домен Александровского пушечного. Но … не дошла она до мыса Сайнаволок, как из открытого озера налетел неожиданный шквал. Парусную сойму почти мгновенно положило на бок и через несколько минут среди вскипевших волн мелькали лишь какие-то бочки, ящики, да мокрые головы незадачливых путешественников.

Людей удалось спасти, а вот самый главный груз судна - драгоценные ящики с иконами, стоившие казне более 15 тысяч рублей, бесследно исчезли. Куда их унесло - в Андому или Повенецкое Онего - никто определенно не мог сказать, потому что ветер за сутки не один раз менялся. Заводские власти заподозрили злой умысел и попытались ответственность за продажу, а значит, и за возвращение ее возложит на Сохина. Но тот твердил одно: "Знать, на то воля Божья!"

Заводу пришлось спешно снарядить погоню за иконами. Десять дней унтершихмейстер Верзнев и мастеровой Самсонов на маленьком паруснике бороздили штормовое озеро, спрашивали рыбаков и купцов в прибрежных селения. И уже когда надежды совсем не осталось, на одном из маленьких островов у входа в Кижские шхеры нашли те самые ящики. Отковырнули крышку - и одновременно закрестились - из-под мокрых стружек на них глянули строгие глаза святителя Николая - покровителя путешественников и мореплавателей. Хвала ему - целы оказались все иконы, онежская вода ничуть их не испортила, не отслоились, не потрескались и не потускнели краски.

Комиссия распорядилась выдать за находку денежную награду и приказала начать работу по устройству иконостаса. До предполагаемого освящения храма осталось чуть более 2-х месяцев. Едва художник Чижов, покрывавший высохшие иконы дополнительным слоем лака, уехал в Петербург, на строительную комиссию налетел новый шквал. Но на этот раз в виде письма Олонецкого епископа Игнатия.

"Не раз и прежде изъяснялся я вам, милостивый государь, о принятии в рассуждении сего предосторожности. Сами совершенно знать изволите состояние здесь народа не только в окрестностях, но и в самом городе, относительно чувствительности его для самых малых предметов..."

Церковного иерарха вывели их себя явления совершенно малозначащие. В частности, некоторые детали икон для заводской церкви: положение пальцев благословляющих рук на изображении Спаса, непокрытые волосы и лоб Богоматери, неприкрытое одеянием тело младенца Иисуса. Ссылка членов комиссии на точность копий и отсутствие каких-либо нареканий на оригиналы этих образов в столичных церквях, похоже, только усугубило дело. Петербург не был образцом для подражания. В Петрозаводске верующие были особого рода. Даже среди мастеровых, купцов и мещан было много тайных и явных старообрядцев, так называемого поморского согласия. А те, кто еще колебался между православием и старой верой, в любой момент могли отшатнуться от церкви под влиянием чего-то непривычного в обрядности или иконописи.

Местные и приезжие, в т.ч. и олонецкие, купцы отказались молиться на "немецкие" иконы и толпились в пределе, где было несколько старых образов. Сопротивление прихожан было так велико, что именно в начале 1830-х годов иконостас Спасского собора был полностью переписан по эскизам В.Стасова.

Скорее всего именно этих неприятностей опасался епископ. Собственно Игнатий и не призывал целиком переписывать иконостас. Речь шла о небольших "поправках", без которых об освящении церкви не могло быть и речи. Члены комиссии, исчерпав весь запас возражений, в конце концов согласились с требованиями Церкви и как раз под Новый, 1832 год, оплатили всю стоимость работ по переделке икон (около 400 рублей).

Согласно ведомости о церкви за 1854 год в церкви было три престола:

  • Средний - во имя Святого Благотворительного Великого Князя Александра Невского,
  • На правой стороне - Святой Живоначальной Троице,
  • На левой - во имя святителя Николая Чудотворца.
Утварью и ризницей, судя по состоянию прихожан, богата. Причта положена по Высочайшему утвержденному штату 1853 года.

Священник один, он же и Законоучитель заводской школы, а в 1842 году, открыто и высочайше утверждена вторая вакансия священника. Дьякон - один, причетников - два, протеерей - один, священник - один, дьякон на вакансии и дьячка - одна, пономарь - один.

Земли пашенной и сенокосной церковь не имела, на квартирное помещение выдавалось заводских сумм протеерею и священнику по 50 рублей 42 копейки, дьякону 20 рублей серебром и по 10 саженей дров на каждого.

На содержание же по Высочайше утвержденному штату, жалования получали в год серебром:

  • Протеерей и священник - по 318 рублей с тем, чтобы они на это жалование проходили и должность Законоучителя в Заводском училище;
  • Дьякон - 90 рублей;
  • Причетники - по 48 рублей и по 24 пуда муки.

Зданий, принадлежащих церкви никаких нет, приписной церкви также нет. Опись церковного имущества и церковные суммы находились в заведовании Олонецкого Горного Правления с 28 декабря 1838 года, то есть со дня сдачи этой церкви из Епархиальной в Горно-Заводское ведомство.

Но, что самое удивительное, почти все церковные книги хранились в целости. Например, к 1854 году хранились в целости: копии с метрических книг с 1802 по 1854 годы, исповедные росписи за 1802, 1803, 1804, 1805, 1807, часть 1809, 1810, 1815 и 1819 годов, а с 1819 года хранились все полностью.

Согласно проведенному мною анализу (сопоставление списков прихожан за несколько лет).

1845 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных299
Штабных офицеров3087110
Приказных служащих139480
Военных служащих1110686
Мастеровых31112181233
Дворовых людей разных господ25
Раскольники Филипповской секты10114
Принадлежащие к единоверческой церкви6
Всего37715331527

1849 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных4912
Военных служащих39116171617
Штабных офицеров245569
Дворовых людей разных господ78
Раскольники Филипповской секты698
Всего42516971709

1852 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных51012
Военных служащих33617221765
Статских246292
Дворовых людей разных господ25
Раскольники Филипповской секты682
Всего34118041876

Количество прихожан растет, а дворов уменьшается.

1868 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных1313
Военных служащих18901830
Статских115186
Дворов480
Сверх того раскольников32
Всего48120212031

1876 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных129
Купцов и мещан18911975
Военных 4536
Статских118174
Дворов485
Сверх того раскольников12
Всего48520672156

1885 год
В каких местах,
какого звания прихожане
Число дворовЧисло душ мужскихЧисло душ женских
Духовных1412
Купцов и мещан21
Военных 1919
Статских97154
Дворовые
Сверх того раскольников19602060
Всего51120962237

Количество прихожан растет и количество дворов тоже растет. Это является положительным моментом в развитии церкви Александра Невского.

Известно даже, что "в обыскной книге, выданной за шнуром и печатью Консистории 1855 г. 29 января и скрепленной Членом Оной Консистории Кафедрального Собора Священником Иоаном Дусовым писанных 97, а не писанных 105 листов"

Судя по метрическим книгам, церковные служители и их семьи были грамотны. Например: Семья Протеерея Александра Матвеевича Надежина Жена - учительница в Церковно-приходской школе. Дочери:

  • Людмила 11 лет - умеет читать и писать,
  • Екатерина 8 лет - обучается читать,
  • Антон 7 лет - обучается читать.
Или:Семья священника Василия Васильевича Зверева Дочери:
  • Анастасия 11 лет - умеет читать и писать,
  • Анна 7 лет - умеет читать.

В течение многих лет жалование священника не изменялось. Но с октября 1865 года по ходатайству начальника горных заводов протеерею и священнику, получавшим по 318 рублей в год (с квартирными), допроизводить: протеерею - 400 рублей, священнику - 340 рублей, дьякону - содержание тоже, т.е. 150 рублей, квартирное пособие не положено. В 1873 году это жалование не изменилось, но "по высочайшему повелению императора Александра II присвоены им право на пенсию и единовременное пособие как для них самих, так и для их семей".

При церкви существовало пять часовен:

  • Первая часовня - просто крест на Голиковском перекрестке. Богослужения совершались три раза в год: крестный ход 14 сентября в Крестопоклонную неделю; в мае, при выгоне скота и в другое время, по просьбе горожан.
  • Второй крест находился на Голиковском участке, на Выгоне, он был обшит со всех сторон и обнесен палисадником в 1886 году. Палисадник сделан мастеровым Подкопаевым с соседями. Богослужения совершались 20 мая, в день Святого пророка Ильи и в праздник воздвижения Креста Господня.
  • Третья часовня находилась также на Голиковке, у угольных сараев, часовня во имя Святого Великомученника Георгия поставлена в давнее время: "с основания города". Богослужения совершались 26 ноября и 23 апреля, в день памяти Святого Великомученника Георгия.
  • Четвертая часовня находилась на тюремной улице, в честь животворящего Креста Господня. Построена в давнее время "с основания города".
  • Пятая часовня - крест на площади, напортив заводских конюшен. Богослужение совершалось 14 сентября.

При церкви была учреждена церковно-приходская школа "с благословения его Преосвященства", священником сей церкви - отцом Василием Нименским 17 января 1888 года. Содержалась она на средства, изыскиваемые отцом Нименским и помещалась в доме купеческой вдовы Н.А.Кошелевой неподалеку отцеркви. Средства на наем квартиры для школы были даны прихожанам сей церкви Прокопием Павловичем Иваниным, ежемесячно по 6 рублей. Учащихся с 17 января было: мальчиков - 28, девочек -14, а с 23 августа число учащихся увеличилось до 81 человека (мальчиков - 45, девочек - 36). Обучением в школе занимались: священник отец Василий преподавал Закон Божий, с первого января по шестое октября церковное пение преподавал бывший псаломщик П.Уст-Вольский. Чтение, арифметику, чистописание преподавала наставница, окончившая курсы в епархиальном женском училище Екатерина Петропавловская. Эти предметы преподавались в течение первого полугодия. В 1888-1889 учебных годах из доходов церкви денег не поступало. Тогда было решено во время службы обходить с кружкой прихожан, собирая деньги на обучение в школе. Временами из кружки высыпалось 9-10 рублей. 23 сентября 1889 года по резолюции его Преосвященства при церковно-приходской школе было разрешено открыть ремонтное отделение "в коем обучающихся ремеслу первоначально было 20 человек".

Первоначальный состав преподавателей был следующий:

  • Технологии и рисования - Павел Григорьев,
  • Геометрии и геометрического черчения - губернский секретарь Владимир Мурашев,
  • Арифметики во 2-ом и 3-ем классе - подворный советник Николай Михайлович Какушин,
Обязанности надзирателя исполнял Кузьма Иванович Дмитриев, он же преподавал русский язык, чистописание и заведовал библиотекой. Врач, статский советник Александр Иванович Введенский. Письмоводитель и бухгалтер, коллежский регистр Иван Ильич Кощеблин. Руководитель работ Николай Николаевич Федоров (он же заведовал мастерскими). Инспектор училища Николай Максимович Игнатьев (он же преподавал физику, техническое черчение и арифметику в 1-ом классе). Законоучитель, священник Пето Иванович Охотин.

Для поступления в ремесленное училище существовали определенные правила .

Очень интересной была работа с документами, касающимися деятельности собора.

Из исповедальной ведомости Александро-Невской церкви за 1876 год (кто посещал церковь, т.е. кто исповедовался в 1876 году):

Сословия: священнослужители, горные инженеры, чиновники (например, "надворный советник Пермовский Виктор Викторович, его жена Ольга Максимовна; управитель горного завода Александр Фельклер, его жена Зинаида Викторовна") ; коллежские секретари, губернские секретари, частновладельцы и их домашние, отставные чиновники и их домашние, канцелярские служащие и их домашние, вдовы канцелярских служащих, военные морской артиллерии (например, "подпоручик Иван Дементьев, его жена Екатерина Ивановна, их дети Александр, Евдокия, Семен, Григорий") ; кадровые рабочие, старшие рабочие, военные сухопутной артиллерии, бывшие мастеровые. Но чаще всего церковь посещали рабочие и мастеровые горного завода (мужчин - 852 человека; женщин - 865 человек за 1867 год).

Вывод: церковь посещали разнообразные сословия, но в основном это простой рабочий люд, мужчин и женщин - прихожан почти поровну.

Особый интерес представляет "Часть метрической книги Петрозаводской Александро-Невской церкви за 1845 год". Всего за 1845 год в данной церкви зарегистрировано 24 брака мастеровых юношей и девушек из семей горных мастеровых. Вот пример регистрации одного венчания: "мастеровой юноша Иван Воробьев повенчан ноября пятого дня 1845 года с дочерью мастерового Евстафия Сорокина с девицею Дарьей Евстафиевной, оба первым браком".

Так и жила церковь тихой и мирной жизнью. С момента своего освящения в 1832 году и до 1838 года она находилась в подчинении ведомства Олонецкой епархии. В 1838 году по специальному указу императора Николая I она была передана в горнозаводское ведомство, но в 1873 году вновь перешла в епархиальное управление.

Тяжелые времена настали для храма с приходом Советской ласти, но служащие церкви и прихожане пытались найти общий язык с большевиками. При описи имущества был подписан договор, в котором говорилось: "В частности в принятых нами в заведование богослужебных помещениях мы обязуемся не допускать:

  • Политических собраний враждебного Советской власти правления, - Раздачи или продажи книг, брошюр, листков и посланий, направленных против Советской власти или ее представителей,
  • Произнесение проповедей и речей, враждебных Советской власти или ее отдельным представителям,
  • Совершение набатных тревог для созыва населения и возбуждения его против Советской власти, в виду чего мы обязуемся".

Надо заметить, что этот договор можно рассматривать как с положительной так и с отрицательной стороны, потому что каждый человек по-своему будет воспринимать такой тон прихожан и служителей церкви. В 1926 году в Александроневском храме была произведена опись церковного имущества и утвари, организованная органами НКВД. В октябре 1929 года по специальному распоряжению городского совета были закрыты храмовые часовни на улице Володарского, а их здания переданы городскому комитету ВЛКСМ "…для использования по линии пионерских организаций".

Тогда же, в 1929 году, городским советом Петрозаводска было принято решение о закрытии Александро-Невского храма и передаче здания под городской музей. Вниз были сброшены церковные колокола, купола разрушены. Но преобразование храма в музей спасло здание от полного разрушения. Более 50-ти лет петрозаводчане и гости города приходили в краеведческий музей, любовались экспонатами карельской истории, фольклора, но немногие догадывались, что находится в здании храма. Разве что особая благодатная обстановка, царившая вокруг, могла свидетельствовать о былом предназначении этих стен.

Однако история умеет возвращать вещи и события на круги своя. В 1993 году после длительных переговоров представителей епархии с городскими властями и администрацией музея здание Александро-Невского храма было возвращено Русской православной церкви в лице Олонецкой епархии, но начало реставрационных работ было отложено исключительно из-за отсутствия финансовых средств. Но, несмотря на это, с самого начала храм вновь стал приобретать то качество, которое изначально было ему присуще: в холодных тогда еще стенах верующих согревали песнопения молебнов, звучащих здесь на престольный праздник - день памяти Святого князя Александра Невского. Историческая справедливость была восстановлена.

4 июля 1993 года перед зданием храма состоялся торжественный молебен с освящением воды на начало восстановительных и реставрационных работ. Ритуал освящения совершил епископ Петрозаводский и Олонецкий Мануил. Инициатором работ по возвращению храма к жизни выступил Онежский тракторный завод. С той поры и по сегодняшний день здесь по проекту, составленному в АО "Лад", ведутся восстановительные работы. Все пять крестов собора - почти 4-х метровый главный и четыре 2-х метровые - поднимали не вручную, с строительным краном, так как очень боялись их повредить. Чтобы достичь в реставрационных работах исторической достоверности, проект реставрации проверялся с помощью метода стереофотограмметрии по архивным снимкам с помощью компьютера. Спонсорами восстановительных и реставрационных работ выступили общественные организации, предприниматели и простые жители Карелии.

И наконец, 3 июня 2000 года храм был освящен и получил статус кафедрального собора.

В период моей работы над рефератом государственное телевидение Республики Карелия выпустило документальный фильм, посвященный освящению собора. Мне удалось записать это историческое для нашего города и республики событие на видеокассету. Оставило впечатление огромное количество народа, особенно молодежи, пришедшего на освящение главного собора республики, но особенно запомнилось интервью, данное Карельскому телевидению, митрополитом Петербургским и Ладожским Владимиром. (См. видеозапись №1) Им была дана высокая оценка нравственному подвигу петрозаводчан, восстановивших в столь непростое для страны время, главный православный храм республики. И до тех пор, пока будут стоять белокаменные соборы на российской земле, будет жива и сама Россия. Вот почему в городе Петрозаводске существует поверье: пока стоит храм Святого князя Александра Невского беда будет стороной обходить Петрозаводск. И на память приходят слова их песни, написанной композитором и поэтом И.Грибулиной, посвященные нашему прекрасному краю:
"И под звоны Валаама
Вдруг зашепчут губы сами:
"Бог, храни тебя всегда"

В заключении хочется отметить: благодаря тому, что в нашей школе уже пятый год в старших классах ведется спецкурс "Влияние православия на развитие российской культуры", многие ребята занимаются вопросами краеведения. При поддержке учителей и помощи учителей истории, работников республиканского архива, краеведческого музея и музея изобразительных искусств, родителей мы исследуем различные темы по вопросам краеведения: "Из истории благотворительности Олонецкой губернии", "История Екатериненской церкви г. Петрозаводска", "История Крестовоздвиженского храма г. Петрозаводска", "Становление и распространение христианства на территории Карелии", "Особенности деревянного зодчества русского Севера", "Особо почитаемые Святые земли Карельской" и др. Одну из этих работ мы решили представить на Всероссийский конкурс "Христианство: история и современность".


Напоминаем, что плагиат по-прежнему не уместен и является нарушением авторских прав. При использовании материалов сайта ссылка на наш проект обязательна! Надеемся, Вам интересен наш ресурс.

2010 © МОУ СОШ №10 имени А.С. Пушкина
Все права сохранены.